Добавить в Избранное  
Плетущая паутину, или Сайт о ткачестве. Шапка сайта
 
реклама на сайте telarian.ru
Пословицы и поговорки
Семь топоров вместе лежат, а две прялки врозь.

Рубрика: История ткачества

Рабский способ производства

Просмотров: 1651

Переход к цервой классовой формации — рабовладельческой — совершается раньше всего в странах Древнею Востока, где уже в 4-3-м тысячелетии до и. э. складываются примитивные рабовладельческие государства; но высшего расцвета культура и хозяйство новою общества достигают в районе Средиземноморья в эпоху античной цивилизации, охватывающей примерно тысячу лет (VI в. до н. э. — V в. н.э.).

Установленная нами ниже периодизация последних этапов родового общества относится именно к этим последним народам, заселявшим бассейн Средиземного моря.

В исторической последовательности важнейшими государствами Древнего Востока были:
Древняя Вавилония, расположенная в южном междуречья (реки Тигр и Евфрат) передней Азии и населенная сначала сумерийскими племенами, образовавшими в 5-м тысячелетии до н. э. единое государство, а затем (в конце 3-го тысячелетия) завоеванная семитическими народами, образовавшими здесь раннее рабовладельче¬ское общество.

Древний Египет (расположенный в северо-восточной части Аф¬рики), прошедший через этапы Древнего царства (3400-2400 гг.). Среднего царства (2000-1600 гг.) и Нового царства (1600-712 гг.).

Ассирия, культура которой восходит ко 2-му тысячелетию, превратившаяся в VII в. до н. э. в мировое (по тогдашним масштабам) государство.

Финикия, уже в 3-м тысячелетии до н. э. превратившаяся в конгломерат купеческих городов — государств, ведших транзитную торговлю с Египтом и со странами М. Азии и Переднего востока.,

Израиль и Иудея, ставшие в IX-VIII вв. торгово-рабовладельческими странами.

Персия, объединившая в VI в. до н. э. под своим владычеством почти все государства Древнего Востока и создавшая, таким образом, вторую мировую державу.

Рабский способ производства, лежавший в основе новой общественной формации, представлял собой такую форму присвоения господствующим классом прибавочного (а отчасти и необходимого) продукта непосредственного производителя, при которой этот последний не только лишен был средств производства, но и сам превращался в своего рода средство производства. «В азиатской и классической древности», говорит Энгельс, «преобладающей формой классового угнетения было рабство, т е. не столько экспроприация земли у масс, сколько апроприация их личностей».

«При рабовладельческом строе основой производственных отношений является собственность рабовладельца на средства производителя, а также на работника производства — раба, которого может рабовладелец продать, купить, убить, как скотину. Такие про¬изводственные отношения в основном соответствуют состоянию производительных сил в этот период. Вместо каменных орудий теперь люди имели в своем распоряжении металлические орудия, вместо нищенского и примитивного охотничьего хозяйства, не знавшего ни скотоводства, ни земледелия, появились скотоводство, земледелие, ремесла, разделение труда между этими отраслями производства, появилась возможность обмена продуктов между отдельными лицами и обществами, возможность накопления богатства в руках немногих, действительное накопление средств производства в руках меньшинства, возможность подчинения большинства меньшинством и превращения их в рабов. Здесь нет уже общего и свободного труда всех членов общества в процессе производства, — здесь господствует принудительный труд рабов, эксплуатируемых нетрудящимися рабовладельцами. Нет поэтому и общей собственности на средства производства, равно как на продукты производства. Ее заменяет частная собственность. Здесь рабовладелец является первым и основным полноценным собственником.

Богатые и бедные, эксплуататоры и эксплуатируемые, полноправные и бесправные, жестокая классовая борьба между ними — такова картина рабовладельческого строя» (История ВКП(б)).

Специфичными чертами рабского хозяйства в Древнем Востоке, в отличие от античности (греко-римский мир), были известная примитивность форм рабства (патриархальное, домашнее и долговое рабство при стойкости общинных отношений) и зависимость всей хозяйственной жизни от системы ирригационного земледелия (с его каналами, плотинами, водоемами), являющегося стержнем всего материального производства в речных долинах восточных стран.

Расцвет рабского хозяйства падает в Греции на V-IV вв. до н. э., в странах Востока — на эпоху эллинизма (III-II вв. до п. э.), когда из мировой монархии Александра Македонскою (20-е гг. IV в.) образовался ряд новых государств с восточно-греческой культурой, и в Риме — на II-I вв. до и. э.

Рабский способ производства кладет яркий отпечаток на всю технику рабовладельческого общества. Низкий уровень производительности рабского труда позволяет применять его только в форме простого сочетания трудовых процессов отдельных рабов, выполняющих элементарные и однородные по своему характеру, преимущественно грубо-физические (мускульные), операции. Этот тип про¬стой кооперации рабов предопределяет и элементарность технических средств, которыми они могут пользоваться. Рабы ненавидели орудия, при помощи которых их заставляли работать из-под кнута, и всячески стремились их портить. Поэтому рабовладельцы поручали рабам «наиболее грубые, наиболее неуклюжие орудия труда, которые как раз вследствие своей грубости и неуклюжести труднее поддаются порче» (Маркс).

Наибольший эффект рабский труд давал тогда, когда он прилагался в массовом масштабе к одному объекту, т. е когда происходило простое суммирование мускульных усилий огромного количества людей, или когда эти последние использовались в качестве двигательной силы. Нигде труд рабов не находил себе такого широкого применения, как при возведении крупных строительных сооружений Древнего Востока, в горных разработках Греции и Рима, на гребных судах и при водоподъемных работах древности. «В колоссальном масштабе», говорит Маркс, «значение простой кооперации обнаруживается в тех гигантских сооружениях, которые были воздвигнуты древними азиатскими народами, египтянами, этрусками и т. д… При постановке колоссальных статуй и переноске огромных тяжестей, передвижение которых вызывает изумление, применялся почти исключительно человеческим труд самым расточительным образом. Для этого было достаточно большого числа рабочих и сосредоточения их усилии. Так из глубины океана поднимаются мощные коралловые рифы и образуют острова и сушу, несмотря на то, что каждый индивидуальный участник (depositary) этого процесса ничтожен, слаб и жалок… Только благодаря концентрации в руках одного или немногих лиц тех доходов, за счет которых жили рабочие, были возможны такого рода предприятия»… Спорадическое (в единых случаях) применение кооперации в крупном масштабе в античном мире, в средних веках и современных колониях покоится на отношениях непосредственного господства и подчинения, обыкновенно на рабстве». В этом ключ к пониманию того, почему при низком уровне технических средств древние народы могли достигать поразительных эффектов при созидании, например, величественных архитектурных и дорожных сооружении (крепостей, пирамид, мостов, водопроводов).

«Экономические эпохи различаются не тем, что производится, а тем, как производится, какими средствами груда» (Маркс). Для рабовладельческого хозяйства характерно применение простых и сложных ручных орудии. Античность не знала машины, за исключением некоторых ее элементарных форм. Так, были известны транспортирующие механизмы для строительных (триспасты, полиспасты, краны) и водоподъемных целей (ступальное колесо, тимпан) и военные артиллерийские машины {баллиста, катапульта, онагр). Мукомольная водяная мельница, в которой впервые создано было един¬ство двигательного (водяное колесо), передаточного (вал, шестерня, зубчатые колеса) и исполнительного (жернов) механизмов, появилась лишь в эпоху разложения античного мира на окраине Римской империи (в Галлии) в связи с кризисом рабского труда; она характерна, как зарождение в недрах античной техники того принципа, который получает развитие лишь в условиях новой социально-экономической формации (феодальной).

Относительно высокий уровень античной военной техники объясняется тем, что, во-первых, греческая и римская армии составлялись из свободных граждан (следовательно, отрицательное влияния рабскою труда на технику не могли здесь иметь места), а, во-вторых, война являлась для рабовладельческих обществ одним из источников их существования, так как доставляла им ту массу рабочей силы (рабов), на эксплуатации которой был основан самый способ производства. От качеств военной техники, ее наступательных и оборонных средств зависело воспроизводство всей материальной жизни и, естественно, что античное государство, как орган господствующего класса рабовладельцев, уделяло вооружению армии и флота исключительное внимание.

Транспортирующие механизмы в строительном деле, опиравшиеся на двигательную силу тех же рабов, на которой (наряду с животной тягой) базировалась вообще вся античная энергетика, были необходимы для разрешения задачи приложения значительной силы к объекту, пространственное перемещение которого простым уси¬лием рабов не могло быть осуществлено. Кроме того высокие требования, предъявлявшиеся рабовладельцами к монументальным сооружениям (театры, храмы, городские стены, маяки), на которых должна была лежать печать эстетического совершенства, вызывали лучшую техническую организацию труда и применение на отдельных участках строительства механизированных средств. Любопытно, что в представлении античных авторов само понятие «машина» отождествлялось с транспортирующим механизмом, бывшим, следовательно, почти единственной формой ее существования в арсенале античной техники. Так, римский архитектор Витрувий (конец I в. до и. э.), сочинение которого «Об архитектуре» является наиболее важным источником для изучения техники античного рабовладельческого общества, говорит, что «машина есть система связанных между собой частей из дерева, обладающая наибольшей мощностью для передвижения тяжестей; сам же этот механизм приводится в действие посредством круговых вращений искусным приемом…».

Если мы обратимся теперь к техническому изобретательству в античном мире, то увидим, что для изобретательской мысли этой эпохи характерно замыкание в узкий круг голого экспериментаторства, большей частью не связанного с промышленным производством. Дело в том, что презренно свободных граждан рабовладельческого общества ко всему, что относилось к области труда, являвшегося уделом рабов, развивало у них любовь к «чистым наукам» (т. е. к отвлеченному научному мышлению) и отрицательное отношение к «низким ремеслам». В то же время слабое разделение труда, дешевизна рабов, их неспособность выполнять сложные операции, требующие более высоких психофизических качеств рабочей силы, ненависть рабов к орудиям труда,— все это не создавало у владельцев рабских мастерских никаких стимулов к существен¬ной рационализации используемых ими технических средств.

Достижения греческой и римской научно-изобретательской мысли носят на себе отпечаток этою отношения к «низким ремеслам». Среди этих достижений мы должны отметить: 1) различные виды часов: известных уже в древнем Вавилоне и древнем Египте широкое распространение в Греции с VI а до н. э., и водяных (заимствованные греками у египтян «клепсидры», бутельные и ударные механизмы, изобретенные величайшим механиком до н. э. Ктезибия, римские часы с циферблатом); 2) военно-метательные и ударные механизмы, изобретенные величайшим механиком древности Архимедом (Ш в. до н. э.). Архимеду же приписывается изобретение чрезвычайно остроумного водоподъемного аппарата {так называемый винт Архимеда), который применялся в эллинистическую эпоху в египетском земледелии; 3) различные автоматы-игрушки, наиболее замечательные из которых были созданы (II в. до н. э.) знаменитым греческим механиком Героном Александрийским (театр автоматов, «Жрецы», «Птичка и сова» и др.). Герон сконструировал также любопытный физический прибор — эолипил, в котором реакцией струи пара, выходящего из трубок, производится вращение полого шара.

Об уровне прикладной механики в Греции эпохи расцвета (IV в. до н. э.) дает представление приписываемая крупнейшему античному философу и ученому Аристотелю книга «О механических проблемах», в которой упоминаются: клин, рычаг, наклонная плоскость, ворот, колесо, вал, топор, клещи, руль, безмен, равноплечие весы, колодезный журавль, гончарный станок.

Таким образом, античность расширила круг вошедших в «желез¬ный фонд» техники простейших механических средств и создала некоторые комбинации их, но исключительно в пределах системы ручных орудий.

Если в энергетике, строительном деле и горной технике рабский труд в форме простой кооперации мог быть широко применен, то в тех отраслях промышленного производства, в которых работа по своему характеру требовала ремесленных навыков, сноровки и некоторой доли искусства в оперировании ручными инструментами, должен был получить значительное распространение труд свободных ремесленников. Высокое качество продукции (в греческих керамических мастерских, выпускавших чернолаковые вазы изумительной красоты и прочности, в хризэлефантинной технике — скульптура из слоновой кости с золотом, в литье бронзовых статуй, наконец, в текстильном и деревообделочном производствах) необходимо объяснить именно этим обстоятельством. Борьба рабского и ремеслен¬ного труда, представлявших собою два различных типа производственной деятельности античного города, как и борьба крупных рабских латифундий с мелким крестьянским землевладением в сельском хозяйстве, была одним из противоречий в развитии античного хозяйства, приведшим в эпоху крушения Римской империи к поглощению рабскою труда ремесленным.

Вернуться к оглавлению книги «Очерки истории текстильной техники» Цейтлина Е. А.

завершающий статью узор

Последние материалы этого раздела:

Считаете, что пропустили статью? Не беда!
Загляните в оглавление рубрики История ткачества.

У вас есть чем дополнить статью Рабский способ производства?
Оставьте здесь свой комментарий!


Мастерская льняных изделий Свет и радость
Поиск по сайту
Книги по теме
банер fourhoofs.ru