Добавить в Избранное  
Плетущая паутину, или Сайт о ткачестве. Шапка сайта
 
реклама на сайте telarian.ru
Пословицы и поговорки
Лиха беда кафтан нажить, а рубаху и дома сошьют.

Рубрика: История ткачества

История народного ткачества татар

Просмотров: 3781

В истории материальной культуры татар Среднего Поволжья и Приуралья важное место занимает ткачество. Однако этот богатый пласт национальной культуры не подвергался специальному монографическому исследованию в историко-этнографическом плане. Имеющиеся публикации освещают лишь аспекты ткачества и, естественно, далеко не исчерпывают всего многообразия общерегиональных и локальных сюжетов темы.


Цель настоящего исследования заключается в историко-этнографическом анализе комплекса традиционного домашнего ткачества татарского населения Среднего Поволжья и Приуралья в конце XIX — начале XX вв. В соответствии с этим в работе поставлены следующие задачи: во-первых, показать исторически сложившееся общее состояние татарского домашнего ткачества в изучаемое время; во-вторых, представить этнографическую характеристику национального домашнего ткачества: обработку сырья, прядение, крашение, орудия труда, технологию изготовления, способов художественного оформления тканей многоцелевого бытового и декоративного назначения; в-третьих, разработать типологическую классификацию основных орудий труда ткачей, видов тканей, приемов их орнаментации и на основе выделенных типов признаков провести картографирование и определить основные этнографические комплексы татарского домашнего ткачества и их территориальность.

Следует подчеркнуть, что такой крупный регион, как Среднее Поволжье и Приуралье, населенный разноэтническим населением, особо интересен для этнографических исследований. Собранный в регионе этнографический материал по ткачеству татар открывает перспективу для типологического сравнительного анализа, дает возможность для более объективного и углубленного рассмотрения их территориального сходства и локально выраженных особенностей.



Администрирование и физико-географическое районирование Поволжья и Урала

Весьма интересны для нашей темы и хронологические рамки исследования, а именно: конец XIX — начало XX вв. В этот период стойко законсервировались архаические явления и элементы, важные для понимания этапов развития материальной культуры. Избранное время показательно и существенными изменениями в хозяйственной деятельности татарских крестьян, обусловленными заметными сдвигами в социально-экономической ситуации. В результате в сельской культуре, не исключая и ткачество, исчезали одни и появлялись новые явления, вызванные проникновением в патриархальную крестьянскую среду товарно-денежных отношений. Необходимо отметить, что этнографический облик татарского ткачества сложился в течение долгого времени и под воздействием многообразных причинно-обусловленных факторов: природно-климатических, исторических, социально-экономических и др. Сила совокупного воздействия данных условий на рассматриваемый объект культуры была различной в разных пространственных и временных рамках. Вследствие этого возникло сложное многокомпонентное содержание ткачества, в котором, наряду с общими для всех народов региона традиционными параметрами, наблюдались многовариативные, зачастую локальные, этнографические реалии в самых разнообразных сочетаниях, устойчивые метки этнической специфики, следы ранних и поздних этнокультурных контактов с сопредельными и отдаленными народами. Все это являлось концентрированным отражением становления и развития (в данном случае на примере ткачества) материальной культуры народа, его сложной этнической истории — происхождения, этногенетических процессов. Поэтому при непременном соблюдении ретроспективного метода исследования и тщательно выверенном сравнительно-историческом анализе этнографические материалы по ткачеству могут служить надежным и ценным источником для освещения некоторых вопросов этнической истории татарского народа. Наконец, в контексте обоснования хронологических рамок исследования немаловажным является тот факт, что данный период этнографически доступен для исследования благодаря наличию солидного источникового материала.

Намеченное исследование возможно лишь на базе массового фактического материала, при комплексном использовании всего корпуса источников (полевого, музейного, архивного, литературного).

Массовым является полевой этнографический материал, полученный в результате сплошного этнотерриториального обследования, в том числе и собранного автором данной монографии в ходе экспедиций 1970 — 1991 годов.

Другим важным источником являются этнографические коллекции, хранящиеся в фондах центральных и региональных музеев. Музейные коллекции при условии их точной датировки и научной паспортизации имеют несомненное преимущество в сравнении с литературными источниками. Самое крупное их собрание находится в Государственном объединенном музее Республики Татарстан (представлены материалы по казанским татарам, мишарям, кряшенам, бесермянам), относящееся к концу XIX — началу XX вв. Вещевой материал музея, отражающий состояние татарского домашнего ткачества, сгруппирован в 350 коллекциях и составляет более 2 тыс. тканых предметов. Наиболее интересные тканые образцы поступили из Музея народов Востока в 1920 г., а также из личных собраний Н.И. Воробьева и П.М. Дульского.

Вторым по объему и значению собранием по татарскому народному ткачеству являются фонды Российского этнографического музея в С.-Петербурге. В коллекциях этого музея имеются предметы ткачества и тканых изделий по многим группам татар Среднего Поволжья и Приуралья. Большую часть коллекций составляют одежда, предметы домашнего убранства: полотенца, занавеси, ковры, подстилки для нар и т.д. Анализ этих материалов позволяет выяснить дифференцированность тканей многообразного назначения среди социальных групп населения, "национальные вкусы" в предпочтении материала, цветового колорита, мотивов орнамента тканей, технику и способы их изготовления и т.д. К сожалению, в коллекционных собраниях отмеченных музеев ткацкие станы почти не представлены, в лучшем случае имеются лишь отдельные детали, поэтому характеристика отдельных типов татарских ткацких станов дана нами на основе литературных источников и по рассказам информаторов.

В работе использованы также интересные коллекции по узорному ткачеству казанских татар (полотенца, скатерти, занавеси и т.д.), хранящиеся в фондах Музея изобразительных искусств Татарстана.

Этнографическую ценность представляют предметы ткачества, отложившиеся в фондах музеев различных городов страны, особенно Москвы, Саратова, Уфы, Пензы, Касимова, Слободска (Киров, обл.) и др. Татарские коллекции, содержащие предметы домашнего ткачества, имеются в более чем 30 музеях страны. Они достаточно многочисленны и дают возможность представить специфические особенности ткачества различных этнографических групп татарского населения. Помимо этого в работе использованы тканые вещевые материалы многочисленных районных и сельских музеев автономных республик и областей Среднего Поволжья и Приуралья.

В целом, музейные и этнографические коллекции, в ряде случаев, позволили восстановить облик тканых изделий середины XIX в., а иногда и более ранних. Кроме того, музейные коллекции восполнили недостающие фактологические звенья в элементах ткачества некоторых периферийных групп татар. Все это расширило возможности сравнительной оценки местных особенностей домашнего производства тканей, способствовало уяснению общенациональных черт в татарском ткачестве и локально выраженных его особенностей.

Интересным источником для нашего исследования явились рукописи, чертежи, фотографии, собранные сотрудниками отдела этнографии ИЯЛИ АН Татарстана и хранящиеся в его архиве.

Наиболее ранние сведения о тканях и ткачестве предков татар мы можем встретить у различных авторов, начиная с X века. По сообщениям восточных авторов Ибн-Фадлана, Аль-Гарнати и др. у булгар в широком употреблении были различные ткани, среди которых, очевидно, преобладали ткани местного изготовления. По палеоботаническим материалам с именьковских и раннебулгарских памятников (до X в.) известно, что в числе других сельскохозяйственных культур на полях выращивали коноплю. Конопля и лен возделывались в домонгольской Булгарии. В добулгарских археологических культурах V-VIII вв. наиболее часты находки отпечатков льняных и конопляных тканей и большого количества пряслиц. Кроме того, в поэме "Кысса-и Юсуф", написанной в начале XIII в. выходцем, как полагают исследователи, из биляро-булгарской среды поэтом Кул Гали, неоднократно описаны ткани, изготовленные из кумача. Упоминания о тканях казанских татар имеются в трудах и путевых заметках западных авторов С. Герберштейна и Адама Олеария, побывавших в Поволжье в XVI-XVII вв., Бруина Карнелия и барона Мейерберга. (Собрание рисунков к путешествию Мейерберга, 1827.-Т. 39, выполненное А.А. Мазановым). Более подробные и разносторонние сведения о ткачестве и тканях приводят участники академических экспедиций, маршруты которых во второй половине XVIII в. проходили по Среднему Поволжью и Приуралью. Из таких путешественников-ученых отметим П.С. Палласа, С.Г. Гмелина, Дм. Зиновьева, И.В. Лепехина, И.Г. Георги. Последний в своем "Описании…" сообщает об использовании различных волокон для изготовления тканей, впервые приводит сведения о татарском ткацком стане, который бытовал в конце XVIII в. К сожалению, в большинстве случаев эти этнографические сведения случайны и отрывочны. Но тем не менее они ценны для нас как первоисточники, зафиксированные выдающимися современниками.

Изучение культуры и быта народов Поволжья, в т.ч. и татарского населения, было продолжено учеными-этнографами XIX в. М. Невзоровым, Н. Поповым, К.Ф. Фуксом. Из их работ можно почерпнуть некоторые сведения, относящиеся к описанию материала одежды.

В последней трети XIX в. этнографическую работу продолжало Общество археологии и этнографии при императорском Казанском университете (ИОАИЭ), организованное в 1878 г. Работы членов Общества, содержащие немало интересных сведений по быту и культуре казанских татар, в том числе и по покрою их одежды, ее материале и расцветке, публиковались в "Трудах…" и "Известиях…" Общества, а также отдельными изданиями. В серии этих публикаций заслуживают внимания работы Ш. Марджани, К. Насыри, Г. Ахмарова, К. Мильковича. Последние два автора описывали культурно-бытовые особенности мишарей.

Следующий этап в этнографическом изучении татарского населения приходится на конец XIX — начало XX вв., когда возросло значение этнографических работ, увеличилось количество публикаций, в т.ч. и по материальной культуре татар и прежде всего казанских татар. Среди них определенный интерес представляют две работы. Одна из них В.А. Сбоева "О быте крестьян Казанской губернии". Автор, описывая одежду казанских татар, попутно останавливается и на тканях, из которых она изготовлена. Вторая работа "Описание костюмов русских и инородческих крестьян Казанской губернии" Н.Н. Вечеслава интересна тем, что материал в них строго локализован по месту бытования и получен на основе наблюдений автора. Он характеризует одежду татар-мусульман и кряшен, причем описывает ее во взаимосвязи покроя с качеством ткани и ее расцветкой. Отрывочные данные по народному ткачеству имеются и в историко-этнографических работах М. Рыбушкина, П. Шино, М. Лаптева, А.Ф. Риттиха, И. Износкова, Криваксиной, И. Спасского, А. Сперанского.

Правда, освещение татарского домашнего ткачества авторы ограничили по существу описанием материала одежды и его расцветки. В конце XIX в. в "Вятских губернских ведомостях" публикуется несколько статей, содержащих интересные этнографические сведения о производстве льна, конопли, способах их обработки, отбеливания, окраски и видах производимых из них тканей, в т.ч. и среди татарского населения Вятской губернии; Календарь и памятная книжка Вятской губернии. Некоторые данные о материале нижней и верхней одежды, их расцветке, о промысле по производству пуховых платков, о видах тканей, употребляемых для украшения внутреннего пространства жилища (тканых полотенец, пологов, занавесей и т.п.), приводятся в работах бытоописателя Оренбургского края Ф.Ш. Старикова. Его фактический материал ценен тем, что изложен дифференцированно по этническим группам татарам-нагайбакам (кряшен казачьего сословия) и мусульманской части татарских крестьян.

Специальное исследование обработки шерсти, волокнистых веществ и ткацкого дела было проведено В.Н. Косолаповым в хозяйствах крестьян Мамадышского, Лаишевского, Чистопольского, Спасского, Тетюшского и Свияжского уездов Казанской губернии. Его работа отличается как широтой географической, так и историко-этнографическим подходом к описываемым явлениям. Автор акцентирует внимание на экономической значимости домашнего ткачества для крестьянских хозяйств, подробно останавливается на видах вырабатываемых тканей, характеризует ткацкое дело в среде татарского населения, указывает на национальные особенности и виды вырабатываемых мастерами материй, способы их декоративного оформления, употребления, кратко описывает орудия ткацкого промысла.

Имеется довольно обширная литература по исследованию промыслов населения Казанской губернии. Хотя в этих работах отсутствует этнографический материал, они ценны тем, что в них раскрывается история промыслов, техника производства, довольно подробно характеризуются место и роль домашних промыслов в хозяйственно-экономической жизни крестьян губернии. Интересные сведения по теме нашего исследования имеются в сборниках: "Материалы для исследования промыслов населения Казанской губернии", "Материалы сравнительной оценки земельных угодий в уездах Казанской губернии", а также в "Записках императорского Казанского экономического общества", "Казанских губернских ведомостях", "Технологическом журнале" и др.

Очерченный круг источников, особенно более ранние, охватывающие недоступные для современного этнографического изучения периоды, а также содержащие непосредственные наблюдения авторов весьма ценны, т.к., во-первых, в ряде случаев представляется единственно сохранившейся информацией и, во-вторых, коррелируя их с полевыми эмпирическими данными, можно уточнить пути развития домашнего ткачества.

И все-таки приходится признать, что в этнографических трудах досоветского времени татарское домашнее ткачество затронуто лишь в самом общем виде, ограничено краткими сведениями о видах и способах обработки сырья, материале и расцветке тканей для одежды, фрагментарно приводятся данные о некоторых орудиях производства, матерчатых украшениях в интерьере жилища. Но и эти имеющиеся сведения в основном относятся к татарам Казанской губернии и редко других ареалов. Этнографического описания ткачества татар всего Волго-Уральского региона не содержится ни в одной из публикаций.

Вернуться к оглавлению книги "Ткачество татар Поволжья и Урала" Ф. Ш. Сафиной

завершающий статью узор

Последние материалы этого раздела:

Считаете, что пропустили статью? Не беда!
Загляните в оглавление рубрики История ткачества.


У вас есть чем дополнить статью История народного ткачества татар?
Оставьте здесь свой комментарий!


Поиск по сайту

Искусница
банер fourhoofs.ru